Инголоц

На трансформаторной будке возле детского сада я каждое утро вижу надпись, которая всеми буквами кричит «ТАНЯ!!! Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!!».

Ну, в чем дело понятно. Влюбленный подросток выразил свои чувства на стене, причем обилие восклицательных знаков свидетельствует о чувстве большом, пламенном и всепоглощающем.

«Неужто такая любовь осталась без ответа?», - однажды подумала я и подошла поближе, чтобы почитать остальные надписи на кирпичной стене.

История ЭТОЙ любви была сложна. Орфографию сохраняю для прочувствования момента.

«Таня – проститука» - утверждал неизвестный доброжелатель.

«Витек – ты козел» - грамотно писал второй оппонент.

«Сдохните вы уже все» - это, по-видимому, мизантроп-завистник.

Ну, конечно, немножко матов, немножко неумелого граффити, и, в самом конце, практически каллиграфическим почерком, выпадая диссонансом из общего контекста (кто знает, может быть от той самой неизвестной девочки Тани): «Боже, дай мне ума, чтобы понимать мужчин. А силы не прошу, потому что прибью на хрен!!!»

Стена 

По-моему, достойное завершение истории, написанной на стене. Ни в коей мере не поощряя увлечение «наскальной живописью», тем не менее, я искренне сопереживала героям этого романа - Тане и Витьку.

Может, этой надписи уже несколько лет, Татьяна и Виктор поженились. А когда у них подрастут дети, они приведут их к старой трансформаторной будке. Благо красят их у нас неохотно, может, берегут историю для потомков?

 

Дина Орлова