Пятеро малолетних мальчиков отравились спиртовой настойкой в детском оздоровительном лагере. Один из них привез средство от вшей из дома. Дети с какого-то перепуга решили его выпить, скорее всего, думали, что после этого станет веселее…


Эти факты – лекарство от вшей и пьющие его восьмилетние дети – мое сознание если не перевернули, то взбудоражили.


Не хочется никого осуждать и обсуждать, но то, что кто-то нуждается в лечении от вшей (лобковых ли, других ли видов) сразу наводит на определённые мысли об укладе жизни людей. Ладно. Факты всё-таки говорят о том, что на учете как неблагополучные семьи, в которых воспитываются мальчики, не состоят. Может, и средство применялось в ветеринарных целях…


Но почему ребенок, привёзший лекарство, решил, что его можно выпить? Может, он где-то на улице насмотрелся, как кто-то употребляет внутрь жидкость из флакончика? Или всё-таки он видел это дома?


Вы спросите, к чему я веду? Отвечу. Комментарии в соцсетях: «А где же был воспитатель?» и это именно «он недосмотрел» – у меня вызывают непонимание.


Представим, что несчастный воспитатель была за стеной в другой комнате – отбирала холодное оружие, привезенное другим восьмилетним мальчиком, тоже из благополучной семьи. Что нужно сделать: похвалить за бдительность или наказать за невнимательность – всё-таки флакончик из рук другого ребенка вырвать не успела.


Почему-то ни у кого не возник вопрос: «А как родители допустили, что ребенок везет в своих вещах в детский лагерь спиртовую настойку?»


Конечно, воспитателям придётся сейчас не сладко. Им всегда не сладко. Сегодня у них есть небольшая зарплата и БОЛЬШАЯ ответственность.


А сколько вы знаете родителей, понесших ответственность за то, что их дети выпадали из окон? Или тонули? Или ломали руки-ноги?

 

Соня Сотникова