5 октября стало известно имя очередного лауреата Нобелевской премии по литературе. Обладателем почетной награды стал британский писатель японского происхождения Кадзуо Исигуро. Приятный литературный шок. Редкий случай, когда решение не хочется оспорить. 

 

Следует прояснить, что случайных людей нет в числе лауреатов Нобелевской премии по литературе. Мы можем искать политический подтекст, скрипеть зубами от несправедливости по отношению к этническому японцу Харуки Мураками и много чего еще. Комитет всегда был достаточно своенравен. Речь идет о вкладе конкретного лауреата в культуру слова, его умении обращаться с ним, воздействовать на умы. Поэтому мы можем гордиться Светланой Алексиевич или Бобом Диланом, но не читать книг первой и не понимать смысла песен второго. Никто не настаивает.

Исигуро

Кадзуо Исигуро – не документалист, не поэт-песенник. Он – литератор. Понятно, что писатель может исполнить любую роль, какую подскажет интуиция: занять свободную нишу, пройти по хорошо проторенной дороге, стать рупором или топором. Стоит только захотеть. Большинство современных книг представляет собой законченный киносценарий, иллюстрируя тривиальное "движение – это жизнь". Книги эти действительно становятся фильмами, от которых отдает фастфудом. Зритель выходит из кинотеатра и не может сообразить, а что это было?

 

Проза нынешнего лауреата в другой плоскости. Кадзуо Исигуро умеет воспарить над действительностью, предаться воспоминаниям, поднять широкий пласт современных проблем. Он говорит о них умолчаниями, туманной взвесью, нечеткими образами. И этот повествовательный язык отличает хорошую литературу от плохой. Вам придется домысливать, разбираться, читать знаки. Никто ничего не скажет открытым текстом, но никто и не станет водить вас за нос литературными шаблонами, чтобы после оставить ни с чем. 

 

Поэтому решение Нобелевского комитета не вызывает лишних вопросов. Первые книги Кадзуо Исигуро "Там, где в дымке холмы" и "Художник зыбкого мира" покорили Туманный Альбион, "Остаток дня" – принес ему международную известность и Букеровскую премию. Четыре года спустя одноименная экранизация получила восемь номинаций на премию "Оскар". Такое случается не так часто, что фильм ничуть не уступает книге, но это тема для отдельной дискуссии: текст воздействует на человека несколько иным образом, нежели движущаяся на экране картинка со звуком. 

Исигуро

Поколение помладше еще может вспомнить фильм "Не отпускай меня", но здесь обратная ситуация. Киноиндустрия медленно пережевывает себя. Таких картин стало как-то слишком много, чтобы обратить на себя внимание. Не смотрите – читайте! Искусное владение словом. Если в одной книге Кадзуо Исигуро может заставить человека переосмыслить свою впустую потраченную жизнь, выдать любовь за служение, то в следующей может задаться вопросом коллективной памяти или болезненно попытаться примирить человека с неизбежным. 

 

Сами мы не сможем разобраться, нужен импульс. До последнего времени в правящий триумвират современных британских прозаиков входили Иэн Макьюэн, Мартин Эмис и Джулиан Барнс, обласканные литературной критикой и титулами, тогда как Кадзуо Исигуро стоял особняком. Теперь всё изменится. Издатели смогут набрать "Лауреат Нобелевской премии" на обложках, тиражи Кадзуо Исигуро вырастут. Его проза столь же элегантна, как формулировка Нобелевского комитета: "В своих романах невероятной эмоциональной силы обнажает бездну, скрытую за нашим иллюзорным ощущением связи с миром". 

 

Андрей Чижек